Храмовые сказки

"Гаснет разум, уплывая,
Легкой лодкой в сон полночный,
Забывая
Край восточный.

Пестрые картины меркнут,
Словно под вуалью одноцветной.
Яркие виденья ныне
Редко озаряют ночь мою..."
(М.Щербаков)


Храм

Скамарарх

Твари

Нож

Жрец-управляющий

Источник

Кухня


Мастер амулетов

Сторож Сердца

Большой Амулет Великого Семейного Благоденствия

Дождь

Чудес не бывает



Автор: Олег Мелихов © 2015

Большой Амулет Великого Семейного Благоденствия

Как- то раз Скамарарх, крутясь на ступенях Храма, увидел довольно забавную картину. В сопровождении двух служанок к Храму шла довольно почтенная матрона. Почтенность была во всём – в одежде из дорогих тканей попугайских цветов, напяленных в несколько слоев, в бренчащих при каждом шагу украшениях, среди которых не хватало только золотого лома, загнутого вокруг шеи, в объёме тела, которому позавидовала бы и бегемотиха, в походке, от которой сотрясалась земля, и самое главное – в неземной красоте достопочтенной, которую слегка скрывала прозрачная накидка на лицо, избавляя прохожих от нервных обмороков. Оная матрона была женой весьма уважаемого и богатого купца, хорошо известного в торговых кругах. Она была весьма набожна, и минимум дважды в неделю посещала Храм. Просьбы Богам ее были незамысловаты, как у многих женщин – чтоб муж любил, желательно чаще, а ещё лучше каждый день, и чтоб собака соседки наконец-то сдохла, и чтоб двоюродной сестре чирей вскочил на ее наглой роже, когда она посмела сказать, стерва этакая, что её новая накидка, дескать, не того цвета. Жрецы терпеливо её выслушивали, принимали подношения, исправно проговаривали ее просьбы и приносили положенные жертвы. Видать Богам наскучили ее просьбы, или у них было хорошее чувство юмора, но в тот день к её приходу на ступеньках околачивался служка, размышляя, что бы сотворить этакое богоугодное. Матрона его весьма заинтересовала, так как он позвоночником чуял потенциальных клиентов. Он прошел за ней в Храм и старательно грел уши, когда матрона подробно и с чувством жалилась жрецу, что, дескать, её благоверный охладел к её немыслимой красоте и кому так помолиться и пожертвовать как следует, чтоб муж вспомнил про супружеский долг. Чтоб усилить эффект, она попыталась приподнять край покрывала на лице, чтоб жрец осознал и проникся, какая божественная красота игнорируется. К слову, когда она последний раз это сделала на рынке, старикашка меняла окочурился нежданчиком. Глупец с ней заспорил за два медяка, и купчиха решила пустить в ход свои женские чары. Так вот жрец, хоть видал многое, но к такому испытанию был не готов, поэтому решительно пресек её попытку снять накидку, ссылаясь на то, что, мол, он жрец и ему такой красоты видеть не положено, а только лицезреть лики Богов, и мгновенно согласился прочитать нужные молитвы и принести жертвы в полном объёме.

На выходе матрону уже поджидал Скамарарх.

- Любезная госпожа, я тут случайно услышал о беспокоящем Вас и так как долгие годы уже служу Богам в этом Храме, то не могу пройти мимо, если имею средство утешить страждущего.

Матрона заинтригованно прислушалась. Служка, увидев, что золотая рыбка уже раззявила челюсть на наживку, продолжил.

- Как вы знаете, при нашем Храме живет Мастер Амулетов.

Матрона кивнула – что-то похожее она от кого-то слышала.

- Он весьма искусен, и говорят, что он может создать амулет, поднимающий мертвого. По счастливой случайности я с ним знаком и мог бы замолвить за вас словечко. Он может создать для вас Большой Амулет Великого Семейного Благоденствия, который решительным образом избавит вас от всех печалей. Это конечно удовольствие не дешевое, но оно того стоит. Говорят, что предыдущий такой амулет, который он создал девяностолетнему старцу, позволил тому жениться в восьмой раз на девственнице, завести пятерых детей, хотя он был всю жизнь бесплоден, так как в детстве упал с расставленными ногами на забор, и увеличить свое имущество втрое. И даже родной его племянник через тридцать пять лет вернул ему три золотых, которые занимал на похороны матушки.

Глаза купчихи уже подёрнулись поволокой- она живописала себе сцены семейного счастья с новым амулетом.

- Сколько?, - спросила она разом севшим голосом.

- Пять золотых, столько же за работу, одно из ваших украшений - Мастеру надо его сочетать с амулетом чтоб он действовал только на вас.

- Когда будет готов?

- Приходите через три дня, я вас тут буду ждать в полдень.

- А быстрее?

- Госпожа, это очень сложный амулет. От него будет зависеть ваше счастье. Его нельзя сделать наспех. Он только сутки должен лежать на алтаре впитывая энергию, под чтение ритуалов. Да… еще два золотых жрецам, которые посменно будут над ним читать. И того двенадцать.

Купчиха отсчитала золото, сняла с руки массивный браслет с камнем и вручила его служке.

- Благословят тебя Боги, добрый человек, я через три дня в полдень буду здесь.

- Тогда я немедленно поспешу к Мастеру, - и с этими словами служка юркнул в Храм.

Скамарарх в келье оставил монеты, а с браслетом пошел к мастерским. Там он выковырял камень, а оправу смял молотком в плюху. У гончаров служка набрал глины и, усевшись на камешек, принялся лепить Великое Семейное Благоденствие, как он его себе представлял. В качестве модели он использовал ослика, на котором возили дрова для гончарной печи, а вернее ту его часть, которая, по его мнению, отвечала за Семейное Благоденствие. Благоденствие получалось в локоть длиной и весьма фактурным. На середине амулета он камнем браслета выдавил нишу, покрыл голубой глазурью и отнес гончарам на обжиг. На следующее утро он забрал у гончаров обожженный амулет и принялся его обрабатывать дальше. Первым делом он в подготовленную нишу вставил камень и закрепил его там. Дальше он взялся за кисточки и разукрасил амулет магическими, как ему казалось, символами, которых благо в Храме было на каждом углу и в каждом трактате. На рынке он купил пять локтей розового с золотой нитью шнура и вдел его в основание амулета. Далее завернул в узорчатую тряпицу, перевязал лентой и на этом счел изготовление оконченным. Еще два дня служка последовательно пропивал один из золотых. На третий он к полудню явился на ступени Храма и там поджидал заказчицу. Заказчица явилась во всем блеске.

- Вот госпожа ваш амулет. Привяжите его на ночь на пояс, как возляжете на супружеское ложе и ваша ночь будет незабываемой.

С этими словами служка передал купчихе сверток и чинно поклонился. Матрона даже не удосужилась зайти в Храм, а скорее рванула на рынок, готовиться к «незабываемой» ночи. Там она снесла лавку с благовониями, притираниями и красками для лица, у торговца тканями накупила кисеи и шелков и ураганом двинулась домой наводить блеск в супружеской спальне.

Супруг явился домой поздно, после трудов праведных, обильного ужина и соответствующих ужину возлияний. В спальню он зашёл с максимально приглушенным светильником, стараясь не глядеть в сторону кровати, чтоб потом не мучиться всю ночь кошмарами. Плюхнувшись на кровать, он задул светильник, повернулся к дражайшей половине задом и приготовился заснуть. Не тут то было. Он почувствовал как сзади к нему прижалось обильное горячее тело его супруги и тут что-то твердое уперлось в него пониже поясницы. Купец недовольно пошарил рукой, чтоб выкинуть это из постели – жена частенько перед сном могла в кровати забыть кубок или свиток с душераздирающими любовными историями, или шкатулку с украшениями, но!, то, на что наткнулась его рука, заставило его похолодеть. Огромный твердый инструмент мужского достоинства. Купец завизжал. В памяти его пронеслись песни бродячих сказителей про ночных демонов и прочая несус ветная чушь. Он в одно движение, не смотря на возраст и дородность, выпрыгнул из кровати в коридор, схватил там горящий светильник и заглянул в спальню. То что открылось его глазам, могло родить новую легенду, леденящую кровь в жилах длинными вечерами зимнего солнцестояния. Перед ним на кровати стоял в растрепанных погребальных саванах огромный демон, щеки которого сияли адовым огнем, глазницы были сини, рот перемазан кровью, а впереди телепался детородный орган чуть ли не до земли, с алым камнем в центре, отбрасывавшим зловещие блики.

- Иди ко мне, любовь моя!- прохрипело чудовище, сделав неоднозначный жест бёдрами в его сторону, - Насладись мною!

И тут разум купца окончательно отключился, и власть над его телом взял в руки инстинкт. Он с утробным воплем побежал, не разбирая дороги.

Ночная стража Храма привычно совершала обход, перекликая посты и проверяя печати. Вдруг над ночную тишину разорвал вопль и послышался топот. Топот быстро приближался к Храму. Уже можно было разобрать в вопле слово «демон». Десятник стражи быстро построил четверых перед входом со сдвинутыми щитами. Четверо спрятались по бокам за колоннами, держа дротики наготове. Одного десятник отправил в Храм будить жрецов на подмогу, а сам стал чуть в стороне и сзади чтобы видеть картину целиком и если что - прийти на помощь. В свет факелов ворвался орущий купец в нижнем белье, который, не переставая вопить, пробежал мимо щитов стражи и, хрипя загнанной лошадью, упал за порогом Храма. Он пополз к алтарю, призывая Богов и вспоминая все заклинания от демонов, которые знал. Следующим за купцом, шагов через пятьдесят, в развевающихся погребальных пеленах, бежал демон. Демон звал купца ласковыми именами, предлагал немедленно слиться в экстазе взаимной любви и призывал не смущаться его красоты. Рожа у демона была… демонская. Впереди у демона устрашающе-похотливо болтался не менее демонический инструмент любви, синюшного цвета, украшенный огромным рубином. Десятник мельком глянул на тварей на колоннах Храма, но ленивые задницы даже не вышли из камня, как будто их это не касалось. Знаки на щитах оставались тёмными, амулеты молчали. Десятник вытащил меч и вышел перед строем.

- Именем Богов наших Светлых, стой или смерть! – и направил меч на демона.

Десятник был готов ко всему: драться, читать мантры, отражать заклинания, а может даже погибнуть в неравном бою, но не к этому. Демон рухнул перед ним на колени и зарыдал. Десятник удивленно разглядывал демона, потихоньку узнавая купеческую жену. Сзади как раз подошли разбуженные жрецы.

- Ну и что тут происходит? - спросил старший из жрецов.

Десятник отошел в сторону, показывая предмет тревоги.

- Вот.

- Поднимись, добрая женщина и расскажи нам, что произошло и почему вы пришли к Храму.

Из путаного рассказа купчихи, перемежаемого рыданиями и жалобами на жизнь, жрецы все таки вычленили основную деталь, которая красноречиво лежала на земле.

- Амулет Великого Семейного Благоденствия? Мастер Амулетов?

Послали за Мастером. Смулый видно работал в ночь, потому пришел быстро.

- Этот? – он осмотрел амулет, с трудом сдерживаясь от смеха и пытаясь сохранить серьёзную мину.

- Откуда? Служка дал? Такой высокий? Сколько? Двенадцать золотых? – жрецы, начавшие понимать в чем суть дела, стали тоже тихонько похрюкивать от смеха.

- И как вы его использовали? Нуу… надо же было камнем внутрь надеть. Камень должен был объединить вашу энергию с энергией амулета и направить ее на вашего супруга. А теперь даже не знаю. Энергия пошла против потока, отсюда и весь казус. Сейчас его использовать просто опасно. Я его заберу, во избежание несчастья. Подождите немного, сейчас я вам принесу другой амулет. За колоннами кто-то уже ржал во весь голос, слышны были тычки и сдавленное мычание.

Мастер ушел и через некоторое время вернулся с каким-то амулетом и пузырьком с настойкой.

- Вот, возьмите. Вечером три капли добавите в питье мужа чтобы настроить его жизненные потоки на амулет, но не чаще чем раз в три дня, иначе энергия амулета, не успевая восполняться, начнет питаться вашей красотой. Нет, второй Большой Амулет Великого Семейного Благоденствия я смогу создать не раньше чем через девять лет, так как положение звезд для изготовления уже ушло. Не стоит благодарности.

 

Утром, на восходе солнца, служка уже пыхтел по ступеням, поднимаясь в покои Верховного. Вошедши, он увидел на столике Великое Семейное Благоденствие, посмотрел на Верховного и быстренько потупился в пол.

- Подойдешь сейчас к жрецу-управителю. Золотарь отпросился у него на неделю, на свадьбу сына. Телегу с бочкой он оставил. А будешь заканчивать раньше- не забудь заходить к скотникам. Им нужен был помощник, они сами не всегда успевают, надо навоз со двора вывезти. И да… Мастер Амулетов тебе тут кое-что передал.

Верховный протянул Скамарарху небольшой амулет.

- Амулет Большого Служкиного Терпения.

Через неделю служка, три дня откиснув в бочке с настоями от въевшегося в кожу запаха дерьма, явился с жбаном вина к Мастеру Амулетов. Поблагодарив за поддержку, служка спросил:

- Так что ты ей дал?

- Да обычный амулет для отвода глаз, что ее рожу страшную было не видно.

- А настой?

- Конский возбудитель, одна капля на табун.

Хибара дрогнула от смеха двух вполне довольных жизнью и хорошим вином людей.

- Скамарарх, кстати, у меня нужник засорился.

Хибара дрогнула от смеха второй раз.

Бар, Черногория. 26.11.2014- 05.01.2015




...и ещё на четыре ладони свитка





Если вам не видно меню и не очень понятно, куда вы попали, то можете зайти не в окно, а в двери...

Мара Минина